RUS
ENG

Ран (фильм А. Куросавы)

15 июля 2017
Всем художникам, любителям комиксов и иллюстраторам! Приглашаем принять участие во II Международном шекспировском конкурсе графики (2nd International Graphic Shakespeare Competition).
РГНФ
Московский гуманитарный университет
Система исправления ошибок
БД «Русский Шекспир»
«Ран» (фильм А. Куросавы)

«Ран» (яп. «хаос», «смута») — художественный фильм режиссера А. Куросавы, снятый в жанре дзидай-гэки (японской исторической драмы) и вышедший на экраны в 1985 г. Наряду с его работами «Трон в крови» (1957) и «Плохие спят спокойно» (1960) «Ран» входит в число лучших произведений мирового кинематографа, в которых нашло отражение авторское переосмысление шекспировского наследия на почве инокультурной традиции.

В фильме образ короля Лира сопоставлен с легендарным японским даймё Мори Мотонари, жившего в эпоху Сэнгоку Дзидай. С его именем в Японии связан т. н. «урок о трёх стрелах», который дети до сих пор изучают в школе. Притча гласит, что он раздал своим сыновьям по стреле и попросил сломать их, а затем дал связку из трех стрел, указав, что ее сломать намного сложнее, и тем самым напомнив, что их сила — в единстве (см., например: Môri Motonari, электр. ресурс).

Режиссер, говоря о том, как зарождался замысел сценария, рассказал журналистам, что Мори Мотонари привлек его как человек, который был способен объединить Японию, если бы он жил не столь далеко от Киото. Однако легенда о трех стрелах показалась ему неубедительной: «Когда я прочитал, что три стрелы непобедимы, я [понял], что это неправда. Я стал сомневаться и размышлять: дом процветал, а сыновья были смельчаками. Что если у замечательного человека были плохие сыновья?» (пер. наш. — Б. Г.; “When I read that three arrows together are invincible, that’s not true. I started doubting, and that’s when I started thinking: the house was prosperous and the sons were courageous. What if this fascinating man had bad sons?” (цит. по: Peary, 1986; Электр. ресурс).

Герой фильма Куросавы Хидэтора Итимондзи (Тацуя Накадаи/Tatsuya Nakadai) опрометчиво решает разделить свои владения на три части между сыновьями. Подобно шекспировскому Лиру, предающему проклятию свою любимицу Корделию, он изгоняет одного из них (Сабуро — Дайсукэ Рю/ Daisuke Ryû), посмевшего раскритиковать его решение, затем сталкивается с предательством и непомерными властными амбициями остальных двух отпрысков (Таро и Дзиро — Акира Тэрао/Akira Terao и Дзинпати Нэдзу/Jinpachi Nezu соответственно), начинает сходить с ума и, наконец, умирает, не выдержав горя, когда теряет единственного искренне любившего его сына.

Рисунок А. Куросавы к сценарию «Ран»
Рисунок А. Куросавы к сценарию «Ран»

Кроме схожей сюжетной линии в фильме также очевиден целый ряд отсылок к шекспировским образам и мотивам «Короля Лира». К примеру, в фильме использован мотив бури в степи, как и шекспировский Лир Хидэтора собирает цветы, а в ослепленном в детстве по его приказу Цурумару (Мансаи Номура/Mansai Nomura) можно без труда узнать черты шекспировского Эдгара. Не забыл Куросава и о столь важном для Шекспира образе Шута (Кёами — Пита/Pîtâ), который своими комментариями заставляет Хидэтору по-новому взглянуть на свою жизнь и совершенные им злодеяния.

Интересно, что образ японского феодала был соотнесен режиссером с вечным образом кельтского короля не сразу, поскольку А. Куросава заметил сходство уже только после возникновения у него первоначального замысла картины (см.: Billson, 1986: 14; Griggs, 2010: 79–80). Тем не менее, вплетение преобразованных им шекспировских аллюзий и мотивов в действие фильма, филигранная работа по их переосмыслению в контексте японской культуры, конечно, только обогатили его, наполнив дополнительными смыслами. Несмотря на свой явный восточный колорит, «Ран» стал предметом большого числа исследований именно в рамках шекспироведения (Griggs, 2010: 79).

Кроме темы бунта, хаоса и беспорядка, напрямую вытекающей из названия и действия фильма, режиссер, как свидетельствует некоторые кинокритики (см., например: Wilmington, 2005), поднял в фильме столь болезненную для Японии, пережившей ужасы Хиросимы и Нагасаки, тему ядерной войны. Куросава часто говорил о том, что люди усиленно работают над изобретением все более совершенных видов оружия для уничтожения себе подобных. В «Ран» таковым является аркебуза (гладкоствольное ружье), появление которой сильно повлияло на историю Японии: самурайские единоборства на мечах уступили место безликим и бездушным перестрелкам с расстояния. Пуля, как известно, не разбирает ни чинов, ни имен: теперь даже высшие военачальники и лучшие бойцы-самураи рискуют быть убитыми не в ближнем бою с соблюдением всех правил бусидо (кодекса самураев), а в любое время и в любом месте. Именно так, от пули стрелка, погибает Сабуро (см.: Prince, 2013).

Режиссер десят лет работал в архивах и рисовал рисунки к каждой сцене будущего фильма.
 

Режиссер десят лет работал в архивах и рисовал рисунки к каждой сцене будущего фильма.

Сцена из фильма. В роли Хидэтора Итимондзи —Тацуя Накадаи

Сцена из фильма. В роли Хидэтора Итимондзи —Тацуя Накадаи

Возможно, ответственность за антигуманный прогресс вооружений и методов ведения боевых действий А. Куросава возлагает на алчных лидеров, пытающихся во что бы то ни стало сохранить свою власть любыми способами. Это предположение в какой-то степени может быть аргументировано, тем, что в отличие от Шекспира, король Лир которого «лишен» прошлого, японский мастер открывает зрителю детали прошлого Хидэторы. По всей видимости, он никогда не останавливался ни перед чем, что мешало ему на пути: его жизнь полна убийств и кровавых преступлений. Так, именно он уничтожил семьи, к которым принадлежали леди Каэдэ (Миэко Харада/Mieko Harada) и Суэ (Ёсико Миядзаки/Yoshiko Miyazaki). Взяв их в плен, он выдал их за своих старших сыновей. И если Суэ смерилась, то Каэдэ пошла до конца в своей мести. Именно она сподвигла сначала своего мужа Таро, а затем и Дзиро выступить против отца, тем самым приведя клан Хидэторы к гибели (Griggs, 2010: 80).

Анализ содержания кинокартины позволяет говорить об А. Куросаве как о ярком представителе современного кинематографа, в творчестве которого обнаруживаются черты неошекспиризма. Используя сюжет, образы и мотивы «Короля Лира», режиссер делает японскую легенду более понятной для значительного числа зрителей, хотя бы немного знакомой с шекспировской пьесой, и тем самым значительно углубляет философско-эстетическое содержание фильма для представителей разных культур. При этом шекспировский материал не подвергается какой-либо грубой трансформации или травестированию (самые распространённые черты неошекспиризации), а органически вплетается в действие фильма, построенного во многом на принципах диалога культурных тезаурусов (см., например: Луков, 2008).


Лит.: Луков Вл. А. Диалог культурных тезаурусов [Электронный ресурс] // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2008. № 9 — Комплексные исследования: тезаурусный анализ мировой культуры. URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2008/9/Lukov_Dialogue/ [архивировано в WebCite] (дата обращения: 21.10.2014); Billson A. The Emperor (Review) // Time Out. 1986. March 12; Peary G. Akira Kurosawa // The Boston Herald. 1986. July; Hoile C. “King Lear" and Kurosawa's “Ran”: Splitting, Doubling, Distancing // Pacific Coast Philology. 1987. Vol. 22. No. 1/2. P. 29–34; Hapgood R. Kurosawa’s Shakespeare Films : Throne of Blood, The Bad Sleep Well, and Ran // Shakespeare and the Moving Image : The Plays on Film and Television / ed. by A. Davies and S. Wells. Cambridge ; New York : Cambridge University Press, 1994. P. 234–249; Galbraith S. The Emperor and the Wolf: The Lives and Films of Akira Kurosawa and Toshiro Mifune. N. Y. : Faber and Faber, 2002; Wilmington M. Ran: Apocalypse Song [Электронный ресурс] // The Criterion Collection. 2005. November 21. URL: http://www.criterion.com/current/posts/402-ran-apocalypse-song [архивировано в WebCite] (дата обращения: 21.10.2014); Davies A. Exploring the relation of Kurosawa’s Ran to Shakespeare’s King Lear [Электронный ресурс] // Shakespeare en devenir — Les Cahiers de La Licorne — Adaptations cinématographiques. No. 1 — 2007 | Shakespeare en devenir. 2010. January 28. URL : http://shakespeare.edel.univ-poitiers.fr/index.php?id=116 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 21.10.2014); Griggs Y. Chaos on the Western Frontier: Akira Kurosawa’s Ran // Journal of Adaptation in Film & Performance. 2008. Vol. 1. No. 2. P. 103–116; Griggs Y. Chaos on the Western Frontier: Akira Kurosawa’s Ran (1985) // Griggs Y. Shakespeare’s King Lear: A Close Study of the Relationship between Text and Film. London : Methuen Drama, 2010. P. 79–99; Prince S. Audio Commentary to the Criterion Collection DVD Release of Ran. 2005 [Электронный ресурс] // Criterion Commentaries. 2013. URL: http://criterioncommentaries.com/post/41885656058/ran-criterion-oop [архивировано в WebCite] (дата обращения: 21.10.2014); Buchanan J. Cross-cultural Narrative Rhymes : The Shakespeare Films of Akira Kurosawa // Shakespeare on Film. Harlow, England ; New York : Pearson Longman, 2014. P. 71–89; Môri Motonari [Электронный ресурс] // The Samurai Archives Japanese History Page. URL: http://www.samurai-archives.com/motonari.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 21.10.2014); Peary G. Akira Kurosawa [Электронный ресурс] // Gerald Peary. URL: http://www.geraldpeary.com/interviews/jkl/kurosawa.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 21.10.2014).

Б. Н. Гайдин

Изображения: PopMatters | Girls, Gunds & Cigarettes | A Potpourri of Vestiges


Подготовлено в рамках проекта «Виртуальная шекспиросфера: трансформации шекспировского мифа в современной культуре», поддержанного грантом РГНФ (№ 14-03-00552а).


Библиограф. описание: Гайдин Б. Н. «Ран» (фильм А. Куросавы) [Электронный ресурс] // Электронная энциклопедия «Мир Шекспира». URL: http://world-shake.ru/ru/Encyclopaedia/4660.html (архивировано в WebCite) [2014].


Назад