RUS
ENG

СУМАРОКОВ: рецепция Шекспира

08 марта 2017
27–30 июля 2017 г. в Гданьске (Польша) будет проходить IX конференция Европейской шекспировской исследовательской ассоциации «Шекспир и европейские театральные культуры: анализ/“раздробление” текста и сцены» (Shakespeare and European Theatrical Cultures : AnAtomizing Text and Stage). Наши друзья Мишель Ассай (Michelle Assay), Дэвид Фаннинг (David Fanning) и Кристофер Уилсон (Christopher Wilson) организуют семинар «Шекспир и музыка» (Shakespeare and Music).
РГНФ
Московский гуманитарный университет
Система исправления ошибок
БД «Русский Шекспир»

В «Эпистоле II (о стихотворстве)», перечисляя великих писателей, А. П. Сумароков писал: «Мильтон и Шекеспир, хотя непросвещенный». Его упрек Шекспиру характерен для классицистов. В примечаниях к Эпистоле Сумароков сообщал русскому читателю: «Шекеспир, аглинский трагик и комик, в котором и очень худого, и чрезвычайно хорошего очень много. Умер 23 дня апреля, в 1616 году, на 53 века своего»[1].

Впрочем, если быть точным, следует отметить косвенное упоминание Шекспира еще в 1731 г. В переводе LXI разговора из I части Спектатора находилось упоминание о «преизрядных Гамлетовых и Отелоновых комедий». В данном случае мы имеем дело с курьезом: авторами неких «преизрядных» комедий ошибочно названы Гамлет и Отелон. Упоминание героев Шекспира в качестве драматических авторов скорее свидетельствует о том, насколько далек в те времена был британский гений от русского переводчика, перепутавшего названия шекспировских пьес с их автором[2].

Первое литературное произведение, напрямую восходящее к шекспировскому произведению, — «Гамлет» Александра Сумарокова[3]. Опубликованный в том же 1748 году, что и «Эпистола о стихотворстве II», «Гамлет» Сумарокова является скорее всего оригинальным произведением по мотивам пьесы Шекспира, нежели ее переводом [4].

Среди исследователей распространено мнение, что Сумароков воспользовался прозаическим переводом — пересказом французского классициста П. A. де Лапласа (Pierre-Antoine de La Place, 1745 г.)[5].

Перевод де Лапласа грешит всеми характерными особенностями «украшательных» переводов эпохи классицизма, являясь не столько переводом, сколько переделкой. Уверенность в том, что Сумароков следовал французскому источнику, исходит из общего убеждения в том, что русский писатель не владел английским языком: “Sumarokov probably used Pierre-Antoine de La Place’s French Translation (Théâtre anglais, 1745–1748) of Shakespeare; there is no evidence that he knew any English”[6]. Последнее утверждение нуждается в уточнении: совсем недавно был найден список взятых поэтом в Академической библиотеке произведений за 1746—1748 гг., из которого явствует, что Сумароков брал Шекспира на английском языке. Как и в случае с Пушкиным, вопрос о степени владения им английским языком остается открытым и требует специального исследования. Можно предположить, что поэт, знавший латынь, немецкий (его жена была немкой) и французский, мог читать оригинальный текст, пользуясь словарем.

Не уменьшая и не преувеличивая возможную степень владения Сумароковым английским языком, следует отметить, что его «Гамлет» нельзя считать полноценным переводом Шекспира. Поэт сочинил свою русскую трагедию, использовав отдельные мотивы и функции героев Шекспира. Вероятно, именно поэтому при издании своей пьесы он никак не обозначил имя Шекспира. Более того, сам Сумароков счел необходимым отметить следование первоисточнику только в двух эпизодах: «„Гамлет“ мой, кроме монолога в окончании третьего действия и Клавдиева на колени падения, на Шекеспирову трагедию едва ли походит»[7].

Сумароков переделал драму «дикаря» Шекспира по канонам французского классицизма. Во-первых, Призрак отца Гамлета представлен тривиальным сновидением. Позже схожим приемом объяснения фантастического в жизни вполне обыденных героев воспользовался Пушкин («Гробовщик»). Во-вторых, у каждого из главных героев есть свои наперсники и наперсницы (опять же, на ум приходят девки-служанки пушкинских «Повестей Белкина»: «Метель» и «Барышня Крестьянка»). В-третьих, Клавдий вместе с Полонием замышляют убить Гертруду и затем насильно выдать Офелию за «незаконного короля Дании» (отсутствует намек на его кровное родство с покойным монархом). И самое важное: Гамлет Сумарокова с начала и до конца пьесы предстает человеком сильной воли и решительных действий. Он избегает попыток покушений на себя и одерживает сокрушительную победу над врагами. Не менее интересен финал: покаявшись Гертруда постригается в монахини, а Полоний совершает самоубийство. При явном ликовании народа принц получает датскую корону и собирается обручиться с любимой Офелией.

В. К. Тредиаковский оценил «Гамлета» Сумарокова вполне снисходительно: высказался о пьесе как «довольно изрядной», но при этом предложил свои варианты некоторых стихов. Сумароков был явно обижен на менторскую критику Тредиаковского, во всяком случае он не воспользовался предложенными вариантами, и трагедия увидела свет почти в первоначальной редакции.

В своей официальной рецензии М. В. Ломоносов ограничился небольшой отпиской, однако известна эпиграмма, написанная им после прочтения сочинения, в которой он язвительно высмеивает перевод Сумароковым французского слова «toucher» как «трогать» в отзыве о Гертруде («И на супружню смерть не тронута взирала»):

Женился Стил, старик без мочи,
На Стелле, что в пятнадцать лет,
И не дождавшись первой ночи,
Закашлявшись, оставил свет.
Тут Стелла бедная вздыхала,
Что на супружню смерть не тронута взирала[8].

Как ни смешно выглядело в XVIII веке французское «toucher» в значении «тронуть», оно довольно скоро стало свободно употребляться в русском поэтическом языке, и в этом Сумароков оказался более прозорлив, чем его остроумный критик Ломоносов.

Несмотря на то, что автор сделал некоторые поправки после первого издания, они не были учтены после его смерти, а новых прижизненных изданий не было. В 80-е годы XVIII века «Гамлет» Сумарокова выдержал шесть изданий.

Сумароковская пьеса имела достаточно широкий успех на театральной сцене. Первая постановка пьесы честолюбивого драматурга была осуществлена в 1750 г., где актерами были кадеты Петербургского Сухопутного шляхетского корпуса. Документально подтвержденное театральное представление состоялось в Санкт-Петербурге 1 июля 1757 г. Гамлета играл известный актер Иван Дмитревский (род. 1734 — ум. 1821). Имело место несколько постановок, но с начала 60-х годов они прекратились. По всей видимости, свою роль в этом сыграло то, что после 1762 г. русский зритель мог видеть в пьесе намек на обстоятельства убийства Петра III. Вот, например, что по этому поводу писал А. А. Бардовский: «В России на глазах всего общества в течение 34-х лет происходила настоящая, а не театральная трагедия принца Гамлета, героем которой был наследник цесаревич Павел Первый»[9]. Он видел в лице Клавдия графа Григория Орлова, а в Гертруде — Екатерину II.

Будущий российский император Павел по достоинству оценил произведение Сумарокова, так как не без оснований видел в нем перекличку со своей собственной судьбой: в Европе его называли «Русским Гамлетом».

Несмотря на то, что в первом русском «Гамлете» осталось ничтожно мало от шекспировского оригинала и после этого дебюта интерес к Шекспиру в России затих почти на четверть века, в целом пьеса А. П. Сумарокова оказала положительное влияние на формирование в русском обществе европейского взгляда на театральное искусство. К сожалению, как и большинство трагедий Сумарокова, его «Гамлет» был лишен «национального и исторического колорита», нес в себе «воспитательное значение для публики в том отношении, что в уста действующих лиц влагались господствовавшие в то время в европейской литературе возвышенные идеи о чести, долге, любви к отечеству и изображения страстей облекались в облагороженную и утонченную форму»[10]. Сумароковские герои были лишены какой-либо национальной индивидуальности, они говорили языком, полным условностей помпезной классицистической драмы. Так или иначе, но именно Сумароков впервые приобщил русское общество к Шекспиру.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Сумароков А. П. Эпистола II (о стихотворстве) // Русская поэзия XVIII век. М. : Худож. лит., 1972. С. 663. Ранее: Сумароков А. П. Две епистолы. СПб., 1748. С. 9, 28.

[2] Перевод LXI разговора из I части Спектатора // Месячные исторические, генеалогические и географические примечания в «Ведомостях». СПб., 1731. Ч. XXVIII. С. 318. (Сообщено Ю. Д. Левиным).

[3] В анонимном произведении «Гистория о некоем шляхетском сыне» (ок. 1725–1726 гг.) при желании можно обнаружить сюжетные линии схожие с трагедией Шекспира, предполагающие то, что автор мог читать «Гамлета» в оригинале, или, скорее всего, в каком-нибудь переложении. Мотивы сумароковского «Гамлета» заметны в анонимной «Комедии об Индрике и Меленде». См.: Стенник Ю. В. Драматургия петровской эпохи и первые трагедии Сумарокова. (К постановке вопроса) // XVIII век. Сборник 9. Л., 1974. С. 248–249.

[4] Сумароков А. П. Гамлет. Трагедия. (Переделал с франц. прозаического перевода Делапласа) А. П. Сумароков. СПб.: Им. Акад. наук, 1748. То же в кн.: Сумароков А. П. Полное собрание всех сочинений. Т. 3. М., 1787; Его же. Гамлетово размышление о смерти // Наставник или Всеобщая система воспитания… Ч. I. М. : Тип. Горного училища, 1789. С. 262–264. О «Гамлете» в переделке Сумарокова см.: Сиповский В. В. История русской словесности. Ч. 1–3. СПб., 1906–1908. Ч. 1. 1906. С. 65–67; Бескин Э. Бессмертие дыбом // Новый зритель. 1924. №  3. С. 7–9; Всеволодский-Гернгросс В. Русский театр. От истоков до середины XVIII в. М.: АН СССР, 1957. С. 204–205, 231; Фитерман А. Сумароков-переводчик и современная ему критика // Тетради переводчика. Вып. 1. М., 1963. С. 12–19. (Учен. зап. ИМО, т. 15); В. Тредиаковский о трагедии А. Сумарокова «Гамлет» // История русского драматического театра: В 8 т. М.: Искусство, 1977. Т. 1. С. 121–122; Стенник Ю. В. Жанр трагедии в русской литературе. Эпоха классицизма. Л.: Наука, 1981. С. 35–37. Описание спектакля «Гамлет» А. П. Сумарокова при дворе Екатерины II. см. в исторической повести А. Западова «Забытая слава»: Западов А. Забытая слава. Опасный дневник. М., 1976. С. 106–112.

[5] По другим источникам, «переделка грубой французской переделки Дюсиса». См.: Венгеров С. А. Сумароков А. П. // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Мультимедиа-издательство «Адепт», 2002.

[6] A Shakespeare Encyclopaedia / ed. by O. J. Campbell. L., 1966. P. 728.

[7] Сумароков А. Полное собрание всех сочинений в стихах и прозе. Ч. 10. М., 1782. С. 117. Цит. по: Горбунов А. Н. К истории русского «Гамлета» // Шекспир У. Гамлет. Избр. переводы. М. : Радуга, 1985. С. 8.

[8] Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. М. ; Л., 1959. Т. 8. С. 777.

[9] Русское прошлое. Кн. 4. Пг. ; М., 1923. С. 142. Цит. по: Шекспир У. Гамлет. Избранные переводы: Сборник / Сост. А. Н. Горбунов. М., 1985. С. 8.

[10] Ляцкий Евг. Сумароков // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Мультимедиа-издательство «Адепт», 2002.


Лит.: Перевод LXI разговора из I части Спектатора // Месячные исторические, генеалогические и географические примечания в «Ведомостях». СПб., 1731. Ч. XXVIII. С. 318; Сумароков А. П. Гамлет. Трагедия. (Переделал с франц. прозаического перевода Делапласа) А. П. Сумароков. СПб. : Им. Акад. наук, 1748; Сумароков А. П. Две епистолы. СПб., 1748. С. 9, 28; Сумароков А. Полное собрание всех сочинений в стихах и прозе. Ч. 10. М., 1782; Сумароков А. П. Полное собрание всех сочинений. Т. 3. М., 1787; Сумароков А. П. Гамлетово размышление о смерти // Наставник или Всеобщая система воспитания… Ч. I. М.: Тип. Горного училища, 1789. С. 262–264; Сиповский В. В. История русской словесности. Ч. 1–3. СПб., 1906–1908. Ч. 1. 1906. С. 65–67; Русское прошлое. Кн. 4. Пг. ; М., 1923; Бескин Э. Бессмертие дыбом // Новый зритель. 1924. № 3. С. 7–9; Всеволодский-Гернгросс В. Русский театр. От истоков до середины XVIII в. М. : АН СССР, 1957. С. 204–205, 231; Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. М. ; Л., 1959. Т. 8. С. 777; Фитерман А. Сумароков-переводчик и современная ему критика // Тетради переводчика. Вып. 1. М., 1963. С. 12–19. (Учен. зап. ИМО, т. 15); Сумароков А. П. Эпистола II (о стихотворстве) // Русская поэзия XVIII век. М. : Худож. лит., 1972. С. 663; Стенник Ю. В. Драматургия петровской эпохи и первые трагедии Сумарокова. (К постановке вопроса) // XVIII век. Сборник 9. Л., 1974. С. 248–249; Западов А. Забытая слава. Опасный дневник. М., 1976. С. 106–112; В. Тредиаковский о трагедии А. Сумарокова «Гамлет» // История русского драматического театра: в 8 т. М. : Искусство, 1977. Т. 1. С. 121–122; Стенник Ю. В. Жанр трагедии в русской литературе. Эпоха классицизма. Л. : Наука, 1981. С. 35–37; Горбунов А. Н. К истории русского «Гамлета» // Шекспир У. Гамлет. Избр. переводы. М. : Радуга, 1985. С. 7–26; Венгеров С. А. Сумароков А. П. // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Мультимедиа-издательство «Адепт», 2002; Ляцкий Евг. Сумароков // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Мультимедиа-издательство «Адепт», 2002; Захаров Н. В. Рецепция Шекспира в творчестве Сумарокова // Тезаурусный анализ мировой культуры: сб. науч. трудов. Вып. 13 / под общ. ред. Вл. А. Лукова. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008. С. 74–78; A Shakespeare Encyclopaedia / ed. by O. J. Campbell. L., 1966. P. 728.


Выполнено в рамках проекта «Шекспиризм русской классической литературы XIX века» (Роснаука МК-2495.2007.6).


Назад