RUS
ENG

СУМАРОКОВ: рецепция Шекспира

25 октября 2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялось торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
РГНФ
Московский гуманитарный университет
Система исправления ошибок
БД «Русский Шекспир»
Фрагмент. Портрет А. П. Сумарокова. Кисти Ф. С. Рокотова
Фрагмент. Портрет А. П. Сумарокова
кисти Ф. С. Рокотова

В «Эпистоле II (о стихотворстве)», перечисляя великих писателей, А. П. Сумароков писал: «Мильтон и Шекеспир, хотя непросвещенный». Его упрек Шекспиру характерен для клас­сицистов. В примечаниях к эпистоле Сумароков сообщал русскому читателю: «Шекеспир, аглинский трагик и комик, в котором и очень худого, и чрезвычайно хорошего очень много. Умер 23 дня апреля, в 1616 году, на 53 века своего»[1].

Впрочем, если быть точным, следует отметить косвенное упоминание Шекспира еще в 1731 г. В переводе LXI разговора из I части «Спек­татора» находилось упоминание о «пре­изрядных Гамлетовых и Отелоновых комедий». В данном случае мы имеем дело с курьезом: авторами неких «преизрядных» комедий ошибочно названы Гамлет и Отелон. Упоминание героев Шекспира в качестве драматических авторов скорее свидетельствует о том, насколько далек в те времена был британский гений от русского переводчика, перепутавшего названия шекспи­ровских пьес с их автором[2].

Первое литературное произведение, напрямую восходящее к шекспировскому произведению, — «Гамлет» Александра Сумарокова[3]. Опублико­ванный в том же 1748 году, что и «Эпистола о стихотворстве II», «Гамлет» Сумарокова явля­ется скорее всего оригинальным произведением по мотивам пьесы Шекспира, нежели ее переводом [4].

Среди исследователей распространено мнение, что Сумароков воспользовался прозаическим переводом — пересказом французского классициста П. A. де Лапласа (Pierre-Antoine de La Place, 1745 г.)[5].

Перевод де Лапласа грешит всеми характерными особенностями «украшательных» переводов эпохи классицизма, являясь не столько переводом, сколько переделкой. Уверенность в том, что Сумароков следовал французскому источнику, исходит из общего убеждения в том, что русский писатель не владел английским языком: “Sumarokov probably used Pierre-Antoine de La Place’s French Translation (Théâtre anglais, 1745–1748) of Shakespeare; there is no evidence that he knew any English”[6]. Последнее утверждение нуждается в уточнении: совсем недавно был найден список взятых поэтом в Академической библиотеке произведений за 1746—1748 гг., из которого явствует, что Сумароков брал Шекспира на английском языке. Как и в случае с Пушкиным, вопрос о степени владения им английским языком остается открытым и требует специального исследования. Можно предположить, что поэт, знавший латынь, немецкий (его жена была немкой) и французский, мог читать оригинальный текст, пользуясь словарем.

Не уменьшая и не преувеличивая возможную степень владения Сумароковым английским языком, следует отметить, что его «Гамлет» нельзя считать полноценным переводом Шекспира. Поэт сочинил свою русскую трагедию, использовав отдельные мотивы и функции героев Шекспира. Вероятно, именно поэтому при издании своей пьесы он никак не обозначил имя Шекспира. Более того, сам Сумароков счел необходимым отметить следование первоисточнику только в двух эпизодах: «„Гамлет“ мой, кроме монолога в окончании третьего действия и Клавдиева на колени падения, на Шекеспирову трагедию едва ли походит»[7].

Сумароков переделал драму «дикаря» Шекспира по канонам французского классицизма. Во-первых, Призрак отца Гамлета представлен тривиальным сновидением. Позже схожим приемом объяснения фантастического в жизни вполне обыденных героев воспользовался Пушкин («Гробовщик»). Во-вторых, у каждого из главных героев есть свои наперсники и наперсницы (опять же, на ум приходят девки-служанки пушкинских «Повестей Белкина»: «Метель» и «Барышня Крестьянка»). В-третьих, Клавдий вместе с Полонием замышляют убить Гертруду и затем насильно выдать Офелию за «незаконного короля Дании» (отсутствует намек на его кровное родство с покойным монархом). И самое важное: Гамлет Сумарокова с начала и до конца пьесы предстает человеком сильной воли и решительных действий. Он избегает попыток покушений на себя и одерживает сокрушительную победу над врагами. Не менее интересен финал: покаявшись Гертруда постригается в монахини, а Полоний совершает самоубийство. При явном ликовании народа принц получает датскую корону и собирается обручиться с любимой Офелией.

В. К. Тредиаковский оценил «Гамлета» Сумарокова вполне снисходительно: высказался о пьесе как «довольно изрядной», но при этом предложил свои варианты некоторых стихов. Сумароков был явно обижен на менторскую критику Тредиаковского, во всяком случае он не воспользовался предложенными вариантами, и трагедия увидела свет почти в первоначальной редакции.

В своей официальной рецензии М. В. Ломоносов ограничился небольшой отпиской, однако известна эпиграмма, написанная им после прочтения сочинения, в которой он язвительно высмеивает перевод Сумароковым французского слова «toucher» как «трогать» в отзыве о Гертруде («И на супружню смерть не тронута взирала»):

Женился Стил, старик без мочи,
На Стелле, что в пятнадцать лет,
И не дождавшись первой ночи,
Закашлявшись, оставил свет.
Тут Стелла бедная вздыхала,
Что на супружню смерть не тронута взирала[8].

Как ни смешно выглядело в XVIII веке французское «toucher» в значении «тронуть», оно довольно скоро стало свободно употребляться в русском поэтическом языке, и в этом Сумароков оказался более прозорлив, чем его остроумный критик Ломоносов.

Несмотря на то, что автор сделал некоторые поправки после первого издания, они не были учтены после его смерти, а новых прижизненных изданий не было. В 80-е годы XVIII века «Гамлет» Сумарокова выдержал шесть изданий.

Сумароковская пьеса имела достаточно широкий успех на театральной сцене. Первая постановка пьесы честолюбивого драматурга была осуществлена в 1750 г., где актерами были кадеты Петербургского Сухопутного шляхетского корпуса. Документально подтвержденное театральное представление состоялось в Санкт-Петербурге 1 июля 1757 г. Гамлета играл известный актер Иван Дмитревский (род. 1734 — ум. 1821). Имело место несколько постановок, но с начала 60-х годов они прекратились. По всей видимости, свою роль в этом сыграло то, что после 1762 г. русский зритель мог видеть в пьесе намек на обстоятельства убийства Петра III. Вот, например, что по этому поводу писал А. А. Бардовский: «В России на глазах всего общества в течение 34-х лет происходила настоящая, а не театральная трагедия принца Гамлета, героем которой был наследник цесаревич Павел Первый»[9]. Он видел в лице Клавдия графа Григория Орлова, а в Гертруде — Екатерину II.

Будущий российский император Павел по достоинству оценил произведение Сумарокова, так как не без оснований видел в нем перекличку со своей собственной судьбой: в Европе его называли «Русским Гамлетом».

Несмотря на то, что в первом русском «Гамлете» осталось ничтожно мало от шекспировского оригинала и после этого дебюта интерес к Шекспиру в России затих почти на четверть века, в целом пьеса А. П. Сумарокова оказала положительное влияние на формирование в русском обществе европейского взгляда на театральное искусство. К сожалению, как и большинство трагедий Сумарокова, его «Гамлет» был лишен «национального и исторического колорита», нес в себе «воспитательное значение для публики в том отношении, что в уста действующих лиц влагались господствовавшие в то время в европейской литературе возвышенные идеи о чести, долге, любви к отечеству и изображения страстей облекались в облагороженную и утонченную форму»[10]. Сумароковские герои были лишены какой-либо национальной индивидуальности, они говорили языком, полным условностей помпезной классицистической драмы. Так или иначе, но именно Сумароков впервые приобщил русское общество к Шекспиру.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Сумароков А. П. Эпистола II (о стихотворстве) // Русская поэзия XVIII век. М. : Худож. лит., 1972. С. 663. Ранее: Сумароков А. П. Две епистолы. СПб., 1748. С. 9, 28.

[2] Перевод LXI разговора из I части Спектатора // Месячные исторические, генеалогические и географические примечания в «Ведомостях». СПб., 1731. Ч. XXVIII. С. 318. (Сообщено Ю. Д. Левиным).

[3] В анонимном произведении «Гистория о некоем шляхетском сыне» (ок. 1725–1726 гг.) при желании можно обнаружить сюжетные линии схожие с трагедией Шекспира, предполагающие то, что автор мог читать «Гамлета» в оригинале, или, скорее всего, в каком-нибудь переложении. Мотивы сумароковского «Гамлета» заметны в анонимной «Комедии об Индрике и Меленде». См.: Стенник Ю. В. Драматургия петровской эпохи и первые трагедии Сумарокова. (К постановке вопроса) // XVIII век. Сборник 9. Л., 1974. С. 248–249.

[4] Сумароков А. П. Гамлет. Трагедия. (Переделал с франц. прозаического перевода Делапласа) А. П. Сумароков. СПб.: Им. Акад. наук, 1748. То же в кн.: Сумароков А. П. Полное собрание всех сочинений. Т. 3. М., 1787; Его же. Гамлетово размышление о смерти // Наставник или Всеобщая система воспитания… Ч. I. М. : Тип. Горного училища, 1789. С. 262–264. О «Гамлете» в переделке Сумарокова см.: Сиповский В. В. История русской словесности. Ч. 1–3. СПб., 1906–1908. Ч. 1. 1906. С. 65–67; Бескин Э. Бессмертие дыбом // Новый зритель. 1924. №  3. С. 7–9; Всеволодский-Гернгросс В. Русский театр. От истоков до середины XVIII в. М.: АН СССР, 1957. С. 204–205, 231; Фитерман А. Сумароков-переводчик и современная ему критика // Тетради переводчика. Вып. 1. М., 1963. С. 12–19. (Учен. зап. ИМО, т. 15); В. Тредиаковский о трагедии А. Сумарокова «Гамлет» // История русского драматического театра: В 8 т. М.: Искусство, 1977. Т. 1. С. 121–122; Стенник Ю. В. Жанр трагедии в русской литературе. Эпоха классицизма. Л.: Наука, 1981. С. 35–37. Описание спектакля «Гамлет» А. П. Сумарокова при дворе Екатерины II. см. в исторической повести А. Западова «Забытая слава»: Западов А. Забытая слава. Опасный дневник. М., 1976. С. 106–112.

[5] По другим источникам, «переделка грубой французской переделки Дюсиса». См.: Венгеров С. А. Сумароков А. П. // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Мультимедиа-издательство «Адепт», 2002.

[6] A Shakespeare Encyclopaedia / ed. by O. J. Campbell. L., 1966. P. 728.

[7] Сумароков А. Полное собрание всех сочинений в стихах и прозе. Ч. 10. М., 1782. С. 117. Цит. по: Горбунов А. Н. К истории русского «Гамлета» // Шекспир У. Гамлет. Избр. переводы. М. : Радуга, 1985. С. 8.

[8] Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. М. ; Л., 1959. Т. 8. С. 777.

[9] Русское прошлое. Кн. 4. Пг. ; М., 1923. С. 142. Цит. по: Шекспир У. Гамлет. Избранные переводы: Сборник / Сост. А. Н. Горбунов. М., 1985. С. 8.

[10] Ляцкий Евг. Сумароков // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Мультимедиа-издательство «Адепт», 2002.


Соч.: Сумароков А. П. Гамлет. Трагедия. (Переделал с франц. прозаического перевода Делапласа) А. П. Сумароков. СПб. : Им. Акад. наук, 1748; [Сумароков А. П.] Две епистолы, Александра Сумарокова. В перьвой предлагается о руском языке, а во второй о стихотворстве. СПб. : [Печ. при Имп. акад. наук], 1748. 29 с. С. 9, 28; Сумароков А. Полное собрание всех сочинений в стихах и прозе. Ч. 10. М., 1782; Сумароков А. П. Полное собрание всех сочинений. Т. 3. М., 1787; Сумароков А. П. Гамлетово размышление о смерти // Наставник или Всеобщая система воспитания… Ч. I. М. : Тип. Горного училища, 1789. С. 262–264; Сумароков А. П. Эпистола II // Сумароков А. П. Избранные произведения. Л. : Советский писатель, 1957. 608 с. С. 115–125. (Библиотека поэта. Большая серия, второе издание); Сумароков А. П. Эпистола II (о стихотворстве) // Русская поэзия XVIII век. М. : Худож. лит., 1972. С. 663.

Лит.: Перевод LXI разговора из I части Спектатора // Месячные исторические, генеалогические и географические примечания в «Ведомостях». СПб., 1731. Ч. XXVIII. С. 318; Сиповский В. В. История русской словесности. Ч. 1–3. СПб., 1906–1908. Ч. 1. 1906. С. 65–67; Русское прошлое. Кн. 4. Пг. ; М., 1923; Бескин Э. Бессмертие дыбом // Новый зритель. 1924. № 3. С. 7–9; Всеволодский-Гернгросс В. Русский театр. От истоков до середины XVIII в. М. : АН СССР, 1957. С. 204–205, 231; Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. М. ; Л., 1959. Т. 8. С. 777; Фитерман А. Сумароков-переводчик и современная ему критика // Тетради переводчика. Вып. 1. М., 1963. С. 12–19. (Учен. зап. ИМО, т. 15); Стенник Ю. В. Драматургия петровской эпохи и первые трагедии Сумарокова. (К постановке вопроса) // XVIII век. Сборник 9. Л., 1974. С. 248–249; Западов А. Забытая слава. Опасный дневник. М., 1976. С. 106–112; В. Тредиаковский о трагедии А. Сумарокова «Гамлет» // История русского драматического театра: в 8 т. М. : Искусство, 1977. Т. 1. С. 121–122; Стенник Ю. В. Жанр трагедии в русской литературе. Эпоха классицизма. Л. : Наука, 1981. С. 35–37; Горбунов А. Н. К истории русского «Гамлета» // Шекспир У. Гамлет. Избр. переводы. М. : Радуга, 1985. С. 7–26; Клейн Й. Русский Буало? (Эпистола Сумарокова «О стихотворстве» в восприятии современников) / пер. Н. Ю. Алексеевой // XVIII век. Сборник 18 / отв. ред. Н. Д. Кочеткова. СПб. : Наука, 1993. 418, [3] с. С. 40–58; Венгеров С. А. Сумароков А. П. // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Мультимедиа-издательство «Адепт», 2002; Ляцкий Евг. Сумароков // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Мультимедиа-издательство «Адепт», 2002; Захаров Н. В. Рецепция Шекспира в творчестве Сумарокова // Тезаурусный анализ мировой культуры: сб. науч. трудов. Вып. 13 / под общ. ред. Вл. А. Лукова. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008. С. 74–78; Захаров Н. В. Шекспиризм русской классической литературы: тезаурусный анализ / отв. ред. Вл. А. Луков ; Моск. гуманит. ун-т. Ин-т фундамент. и прикл. исследований ; Межд. акад. наук (IAS). М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008. 320 с. [Глава 3. Проблемы шекспиризации русской литературы XVIII — первой половины XIX века, с. 54–69]; A Shakespeare Encyclopaedia / ed. by O. J. Campbell. L., 1966. P. 728.


Выполнено в рамках проекта «Шекспиризм русской классической литературы XIX века» (Роснаука, МК-2495.2007.6).

Библиограф. описание: Захаров Н. В., Гайдин Б. Н. Сумароков: рецепция Шекспира [Электронный ресурс] // Электронная энциклопедия «Мир Шекспира». 2009–. URL: http://world-shake.ru/ru/Encyclopaedia/3845.html [архивировано в WebCite | WaybackMachine].

Последнее обновление: 07.09.2017.


Назад