RUS
ENG

ОТЕЛЛО: конструирование сюжета

14 августа 2017
27–30 июля 2017 г. в Гданьске (Польша) проходила IX конференция Европейской шекспировской исследовательской ассоциации «Шекспир и европейские театральные культуры: (ан)атомизация текста и сцены» (Shakespeare and European Theatrical Cultures: AnAtomizing Text and Stage). Ее участниками стали более 200 шекспироведов из большинства стран Европы, а также США, Индии, Китая, Чили, Саудовской Аравии. Конференция включала 3 пленарные лекции ведущих шекспироведов мира, 12 круглых столов (или, как теперь принято их называть, «панелей»), посвященных общей теме, которую по-разному раскрывали несколько дискутирующих участников, 17 семинаров и 5 практикумов (workshops).
РГНФ
Московский гуманитарный университет
Система исправления ошибок
БД «Русский Шекспир»

«Отелло»:
конструирование сюжета
для раскрытия центральной мысли трагедии

Американский актер Джон Эдвард МакКаллоу (John Edward McCullough) (1837–1885) в роли Отелло. Цветная литография (1878)
Американский актер
Джон Эдвард МакКаллоу
(John Edward McCullough)
(1837–1885) в роли Отелло.
Цветная литография (1878)

Источником сюжета этой трагедии послужила новелла «Венецианский мавр» итальянского гуманиста Джиральди Чинтио. Нередко произведение трактовалось как трагедия ревности. Но прав А. С. Пушкин: «Отелло от природы не ревнив — напротив: он доверчив».

Доверчивость Отелло во многом связана с образом Венеции, одним из важнейших в системе образов трагедии. Именно уклад жизни в Венеции, где, вполне в духе Ренессанса, ценится не происхождение, а личная доблесть, позволившая мавру занять столь почетное место, убедил его в том, что мир устроен справедливо. Мнимая измена Дездемоны разрушила его уверенность в том, что в мире царят правда и добро. Из неверных посылок Отелло сделал правильный вывод, но изначальная ошибка направила его действия не против злокозненного Яго, а против невинной Дездемоны. Как отмечал Л. Е. Пинский, «Отелло» — единственная трагедия Шекспира, где герой не знает своего антагониста до финала, ибо на официальном уровне (воплощенном в образе Венеции) его нет. Осознав эту ошибку, герой сам наказывает себя, кончая жизнь самоубийством.

Так через конструирование сюжета Шекспир раскрывает центральную мысль трагедии.


Лит.: Шекспир В. Отелло, венецианский мавр. Подстрочный комментированный перев. М. Морозова // Морозов М. Избранные статьи и переводы. М., 1954. С. 465–584; Шекспир У. Отелло / Пер. Б. Пастернака // Шекспир У. Полн. собр. соч.: В 10 т. М., 1994. Т. 3. С. 279–424; Белинский В. Г. Отелло, венецианский мавр. Драма в пяти действиях. Соч. Шекспира. Перев. В. Лазаревский. СПб., 1845 // Белинский В. Г. Полное собрание сочинений : В 13 т. М., 1955. Т. IX. С. 323; Блок А. А. Тайный смысл трагедии «Отелло» (К постановке в Большом Драматическом театре) // Блок А. А. Собрание сочинений. Л., 1936. Т. 12. С. 204–209; Шведов Ю. Ф. Трагедия Шекспира «Отелло». М., 1969; Пинский Л. Е. Шекспир: Начала драматургии. М., 1971; Луков Вл. А. История литературы: Зарубежная литература от истоков до наших дней / 5-е изд. М., 2008.

Вл. А. Луков

Фото: Викимедиа


Назад