RUS
ENG

ЛУКАЧ о ШЕКСПИРЕ

23 апреля 2018
Приглашаем Вас принять участие в XXVII Международной научной конференции «Шекспировские чтения 2018» (г. Москва, 24–27 сентября 2018 г.). В этом году исполняется 400 лет с момента написания «Оды памяти мистера Уильяма Шекспира» (Ode in Remembrance of Shakespeare) крестником драматурга Уильямом Давенантом (1606–1668). Давенанту было тогда двенадцать лет, а со смерти Шекспира минуло два года, но любовь, выраженная в его стихах, породила непреходящее преклонение перед памятью Барда. Впоследствии Давенант сам стал известным драматургом — автором адаптаций шекспировских пьес «Мера за меру» и «Много шума из ничего», «Два знатных родича», «Буря», «Гамлет» и «Юлий Цезарь», автором либретто оперы «Макбет». Его избрали поэтом-лауреатом, как и крестного, наградили рыцарским званием — «сэром Уильямом», но, пожалуй, самое уникальное, что связывало его с великим драматургом, — легенда о том, что именно Шекспир был его родным отцом. Сам ли Давенант придумал эту историю, злые ли языки оговорили его родителей, но факт ее появления свидетельствует о раннем проявлении шекспировского мифа, напрямую связанного с возникновением «культа» писателя и дальнейшей эволюцией его литературной репутации.
РГНФ
Московский гуманитарный университет
Система исправления ошибок
БД «Русский Шекспир»
Дьёрдь Лукач
Дьёрдь Лукач

Дьёрдь Лукач — одна из наиболее крупных фигур культурного процесса первой половины ХХ века. Дороги эмиграции привели его в 1930 г. в Москву, где он в течение 15 лет оставался активным пропагандистом западной философской традиции. Его подробный анализ идейно-художественной позиции Маркса и Энгельса по отношению к Шекспиру был важен не только потому, что апеллировал к немецкому эстетическому опыту восприятия Шекспира, но главное — способствовал становлению отечественного шекспироведения.

Именно к Шекспиру как самому убедительному аргументу обращается Лукач, когда пытается осмыслить историко-культурные проблемы особой сложности. Одна из них — «противоречивость общественного развития», которая понимается им как закономерность, как обязательное и постоянное явление жизни. Поэтому в «Ромео и Джульетте» его совсем не интересует факт примирения враждующих феодальных семейств, который надолго закрепится в советском прочтении этой шекспировской «оптимистической трагедии». Ему важно, что умирающий Ромео становится гораздо более великой и богатой человеческой натурой, чем он был до того, как обстоятельства толкнули его в водоворот трагической коллизии.

Лукач доказывал, что основой трагического является духовная эволюция героя, обусловленная общественно-историческим напряжением противоречий жизни. Взгляд на искусство как на явление общечеловеческое определяло точку отсчета и масштаб исследований Лукача в 30-е годы. Шекспир не был в них центральным персонажем, но он всегда оставался опорой его теоретических построений. 

Г. А. Сокур
 

Назад