RUS
ENG

БИРМАН Серафима Германовна

08 марта 2017
27–30 июля 2017 г. в Гданьске (Польша) будет проходить IX конференция Европейской шекспировской исследовательской ассоциации «Шекспир и европейские театральные культуры: анализ/“раздробление” текста и сцены» (Shakespeare and European Theatrical Cultures : AnAtomizing Text and Stage). Наши друзья Мишель Ассай (Michelle Assay), Дэвид Фаннинг (David Fanning) и Кристофер Уилсон (Christopher Wilson) организуют семинар «Шекспир и музыка» (Shakespeare and Music).
РГНФ
Московский гуманитарный университет
Система исправления ошибок
БД «Русский Шекспир»

Серафима Германовна БирманБИРМАН Серафима Германовна (29.07(10.08).1890, Кишинев — 11.5.1976, Москва) — актриса русского советского театра, режиссер, театральный писатель, киноактриса. Народная артистка РСФСР (1946). Сталинская премия (1946, за фильм «Иван Грозный»).

Родилась в Молдавии, рано потеряла отца. В Москве, под влиянием старшей сестры, игравшей в «народных сценах» МХТ, приобщилась к театру, поступила в драматическую школу А. И. Адашева (1908), где вместе с Е. Б. Бахтанговым и другими соучениками изучала ранний вариант системы Станиславского под руководством Сулержицкого. Успехи в этом отношении позволили С. Г. Бирман (по рекомендации В. И. Качалова) быть принятой в сотрудники МХТ в 1911 г. Среди ее первых ролей — одна из придворных дам в «Гамлете» У.  Шекспира в постановке английского режиссера Гордона Крэга. По замыслу постановщика-экспериментатора, подобные персонажи соединялись огромным золотым плащом, в котором были прорези для голов артистов. Позже С. Г. Бирман описала этот эксперимент в разделе ее мемуаров, посвященном проблеме непроизвольного смеха актеров на сцене: опоздавшая актриса просовывает в прорезь голову, забыв предварительно загримироваться: и ее красное испуганное лицо вызывает безудержный смех других участников сцены, совершенно неуместный, но непреодолимый. В то же время она привлечена Станиславским к экспериментам в области артистической техники (в записи Станиславского «Студия. Цель» она названа первой в перечне актеров, на которых он предполагал опереться).
 
С. Г. Бирман играла во МХАТе до 1924 г., но по-прежнему работала и в Первой студии, где выступила и как режиссер (первая работа — «Любовь — книга золотая» А. Н. Толстого, 1923). В 1924–1936 гг. — во МХАТ-2. В «Эрике XIV» А. Стриндберга (1921, 1-я студия МХАТ, затем в МХАТ-2) она сыграла Вдовствующую королеву в дуэте с Михаилом Чеховым, руководившим МХАТ-2. В этом спектакле наиболее полно проявился специфический стиль С. Г. Бирман, определяемый как трагический гротеск.
 
Исполнение ею в МХАТ-2 роли королевы Анны в спектакле «Человек, который смеется» по роману В. Гюго видел А. М. Горький, настолько пораженный игрой актрисы, что определил ее на роль Вассы Железновой во второй редакции своей одноименной пьесы. Эту редакцию в 1936 г. поставила сама С. Г. Бирман и сыграла Вассу в театре им. МОСПС, куда она перешла вместе с И. Н. Берсеневым и С. В. Гиацинтовой после закрытия МХАТ-2. Она работала в этом театре (1936–1938); в театре им. Ленинского комсомола (1938–1958), где в 1942 г. снова поставила «Вассу Железнову» и сыграла заглавную роль, поставила также «Живой труп» Л. Н. Толстого, «Сирано де Бержерака» Э. Ростана; с 1958 г. по приглашению Ю. А. Завадского — Театре им. Моссовета (среди ролей этого периода — Карпухина в «Дядюшкином сне» по Ф. М. Достоевскому, 1964).
 
С. Г. Бирман — одна из выдающихся актрис советского кино. Сыграно ею не так уж много (роли в фильмах «Закройщик из Торжка», 1925; «Безумный день», 1956; «Обыкновенный человек», 1957; «Дон Кихот», 1957; и др.). Но среди этих ролей — подлинный шедевр, исполнение роли Ефросиньи Старицкой в фильме С. М. Эйзенштейна «Иван Грозный» (1-я сер. 1945; 2-я сер. вып. 1958).
 
Отсутствие в репертуаре С. Г. Бирман шекспировских ролей вовсе не снимает вопроса о ее связи с творческим наследием Шекспира. В ее трудах подробно описана режиссерская работа Гордона Крэга над знаменитым спектаклем «Гамлет» в МХТ. Но и это не главное применительно к шекспировской теме. С. Г. Бирман выработала особую технику игры, соединяющую трагизм и гротеск (проявилось в образах Вдовствующей королевы, Вассы Железновой, Ефросиньи Старицкой, Карпухиной, в режиссуре «Вассы Железновой» и «Сирано де Бержерака» и т. д.). Отличаясь от основной линии советского театра, связанной с чеховской стилистикой Художественного театра и с героической линией (в постановках «Оптимистической трагедии», «Любови Яровой» и др.), отходя от авангардной стилистики В. Э. Мейерхольда, скорее сближаясь с искусством М. А. Чехова, А. Г. Коонен, но в большей мере подчеркивая трагический гротеск, искусство С. Г. Бирман выступило как продолжение шекспиризма в русской культуре XIX века. Новые реальности, новые художественные течения дали классическому шекспиризму обновленное лицо, и С. Г. Бирман может рассматриваться как одна из ярчайших представительниц нового русского шекспиризма.

Соч.: Актер и образ. М., 1934; Труд актера. М., 1939; Путь актрисы. М., 1959 (2-е изд. М., 1962); Судьбой дарованные встречи. М., 1971.
 
Лит.: Марков П. А. Театральные портреты. М. ; Л., 1939; Фельдман З. Серафима Германовна Бирман. М. ; Л., 1948; Актеры советского кино. Вып. 9. М., 1973; Бирман // Русский драматический театр: энциклопедия. М., 2001. С. 51.
 

Назад