RUS
ENG

ВЕЛИКИЕ ТРАГЕДИИ

25 октября 2017
24 октября 2017 г. в актовом зале Московского гуманитарного университета состоялось торжественная церемония награждения лауреатов Международной Бунинской премии, которая в этом году проводилась в номинации «поэзия». Приветствие участникам и лауреатам Бунинской премии 2017 года направил министр культуры РФ В. Р. Мединский, в котором он, в частности, отметил, что «за годы своего существования Бунинская премия по праву заслужила авторитет одной из наиболее престижных наград в области русской литературы. Среди её лауреатов значатся имена по-настоящему видных поэтов и прозаиков, наших с вами современников. Отрадно, что в России получают развитие столь важные общественные инициативы, нацеленные на популяризацию чтения, на усиление позиций русского языка».
РГНФ
Московский гуманитарный университет
Система исправления ошибок
БД «Русский Шекспир»
«Великие трагедии» (Great tragedies).
 
Этот термин применяется английскими шекспироведами (в вслед за ними и шекспироведами других стран) для обозначения четырех трагедий Шекспира, составляющих вершину его творчества: «Гамлет», «Отелло», «Король Лир» и «Макбет».
 
Они отличаются новым (по сравнению с ранними трагедиями Шекспира — «Тит Андроник» и «Ромео и Джульетта», а также по сравнению с ренессансными трагедиями современников Шекспира) пониманием трагического. По Л. Е. Пинскому, магистральный сюжет «великих трагедий» — судьба выдающейся личности, открытие человеком истинного лица мира. Трагедии утрачивают ренессансный оптимизм, уверенность, что человек — «венец всего живущего», герои открывают для себя дисгармоничность мира, неведомую им ранее силу зла, они должны сделать выбор: как им достойно существовать в мире, покусившемся на их достоинство.
 
В отличие от хроник, связанных воедино, трагедии Шекспира (в том числе и ранние) не составляют цикла. Если в них встречаются одни и те же персонажи (например, Антоний в «Юлии Цезаре» и в «Антонии и Клеопатре»), то это, по существу, разные люди, задача идентичности персонажей в трагедиях не стоит. В трагедии немыслимо появление близнецов: жанр требует неповторимости личности. Герой трагедии — могучая, титаническая фигура, он сам выстраивает линию своей судьбы и отвечает за сделанный им выбор (в отличие от героев сложившегося к концу XVIII века жанра мелодрамы, в которой герой, а чаще героиня, чистые, но слабые создания, испытывают удары неведомого рока, страдают от преследований со стороны ужасных злодеев и спасаются благодаря помощи покровителей). Как отмечал Л. Е. Пинский, в комедиях Шекспира герой «несвободен», он подчинен природным влечениям, мир, напротив, «свободен», что проявляется в игре случайностей. В трагедиях все наоборот: мир бесчеловечно упорядочен, несвободен, герой же свободно решает, «быть или не быть», основываясь лишь на том, «что же благородней».
 
Каждая из трагедий неповторима и по своей структуре. Так, композиция «Гамлета» с кульминацией в середине произведения (сцена «мышеловки») ничем не напоминает гармоничную композицию «Отелло» или композицию «Короля Лира», в которой, по существу, отсутствует экспозиция.
 
В некоторых трагедиях появляются фантастические существа, но если в «Гамлете» появление призрака вытекает из концепции Единой цепи бытия (это результат совершенного преступления), то в «Макбете» ведьмы, эти пузыри земли, появляются задолго до преступления героя, они — представительницы зла, которое становится не временной (в периоды хаоса), а постоянной составляющей мира.
 
В концепции «великих трагедий» как основы второго (в другой периодизации — третьего), а именно: трагического периода творчества Шекспира особое место отводится трагедии «Юлий Цезарь» как переходной по характеру трагического. Отмечается, что этот характер снова изменяется в поздних пьесах Шекспира («Цимбелин», «Зимняя сказка», «Буря»), что является свидетельством окончания периода «великих трагедий» и вступления Шекспира в завершающую фазу его творчества.

Лит.: Пинский Л. Е. Шекспир: Начала драматургии. М., 1971; Шекспир в меняющемся мире / Пер. с англ. М., 1966; Шведов Ю. Ф. Эволюция шекспировской трагедии. М., 1975; Луков Вл. А., Захаров Н. В., Гайдин Б. Н. Гамлет как вечный образ русской и мировой литературы. (Шекспировские штудии IV). М., 2007; Bradley A. C. Shakespearian tragedy: Hamlet, Othello, King Lear, Macbeth. L., 1905; Frye N. Fools of time: Studies in Shakespearean tragedy. Buffalo, 1973.
 

Назад